История политолога Орлова

Долго я берег эту историю, ну, кажется, пришло время.

Когда-то давно мы с парнями занимались, скажем мягко, информационным обеспечением интересов одной маленькой (но гордой) нефтяной компании. Кончилось все плохо, собственник компании до сих пор сидит, шьет рукавицы и пишет статьи. Надеюсь, хотя бы рукавицы у него получаются.
Нас тоже жизнь разметала.

А пока все не кончилось, кормилось от наших щедрот много разных людей. И среди них — политолог Д.Орлов.
Надобно вам знать, что политолог в таких делах — птица полезная. Ну, то есть, конечно, признанный информационными агентствами за политолога политолог. Политолог может позвонить в агентство и выразить озабоченность. Или дать комментарий. А там уж. Там уж наше дело. Ручки-то вот они.

Политолог Д. Орлов был хороший политолог, сговорчивый. С должной частотой выражал озабоченность политолог Д. Орлов.

Но как-то ранним утром, напугав секретаршу, пришли в наш офис злобные сатрапы, заперли на кухне депутата ГД Митрохина, и устроили обыск. Изъяли все. Много даже такого, чего у нас в офисе не было. Схему, например, ухода от налогов одной маленькой (но гордой) нефтяной компании.

И, к нашей печали, много такого, что у нас в офисе было. Деньги из сейфов. Скромные заначки сотрудников, рассованные по ящикам письменных столов. И конверты с гонорарами для кормящихся от щедрот. Надписанные.

А в довершение разгрома запертый на кухне депутат Митрохин высунулся из окна (офис был на втором этаже) и дал интервью сразу всем журналистам, внизу собравшимся. Но предварительно съел все наши продуктовые запасы.

Сатрапы так радовались гениальной своей идее — это же удача, найти то, чего у нас не было, — что решили щегольнуть гуманизмом. Позвонили и сказали, что надписанные конверты хозяева могут забрать. Прийти в прокуратуру, предъявить паспорт и забрать.

  Бывший охранник Березовского рассказал как готовил компромат на чиновников

Оповестили мы потерпевших. В том числе и Д.Орлова, политолога. Политолог как услышал, что конверт с его именем и американскими деньгами внутри — в прокуратуре, так сразу закричал: — Не звоните мне больше никогда! И трубку бросил.
А нас два раза просить не надо. Мы не звонили.

Но у нас был свой Орлов, младший научный сотрудник. Правда, не Д., а М.
И мы ему говорим:
— М., — говорим, — Орлов. Все-таки нехорошо это, что в конверте с надписью «Д.Орлов» две тысячи американских долларов у душителей свобод на шконке чалятся. Ты Орлов, и он Орлов. Сходи да забери. Пригодятся. Пропьем.

М.Орлов был человек героический, и пошел в прокуратуру, не раздумывая.
Сатрапы ему, конечно:
— Как же так, ведь вы же М. Почему на конверте Д.?!

М. не растерялся, расправил, как атлант, могучие плечи и ответил:
— А я, видите, здоровый. У меня погоняло — «десантник». Вот поэтому Д.
Сатрапы помялись, но деньги вернули. Дня два мы потом пили, наверное. Свободу оплакивали и родину хоронили.

И вот теперь, читая регулярно доклады Д.Орлова о величии Путина, гениальности Володина, мелочности Суркова и неколебимости позиций партии «Единая Россия», я всегда эту историю вспоминаю. Не без улыбки.
Интересный народ — политологи.

[Иван Давыдов, 2013 год]

7 месяцев ago